О подготовке хоккеистов высшей квалификации

Я испытываю ностальгию по тому времени, когда у нас в мае собирался Тренерский совет, где отчитывался тренер сборной о том, что у нас было проделано на Чемпионате мира. Один из тренеров рассказывал о развитии новых тенденций в европейском хоккее, и каждый раз я учился и обогащался именно через эти тренерские советы, где были страшные “драки”. Раньше, когда затрагивали полевого игрока, я вставал и говорил о том, какие из его качеств не соответствуют его профессиональным данным.

Хотелось бы рассмотреть тему совершенствования техники хоккея. Я попытаюсь обосновать свою точку зрения на наболевшие вопросы. Б.А. Майоров говорил о том, что сейчас многие играют от обороны. Скажите, а что такое “игра от обороны”. Мы же все играем от того, какая ситуация есть на поле. Если игрок с шайбой успел развернуться в сторону поля, и наш игрок почему-то побежал на него – это же грубая ошибка! Противник, конечно, обыграет его, и мы останемся вчетвером.

Правильные действия, когда начинаешь раздумывать об оборонительной и наступательной тактике, это такие действия, которые максимально соответствуют ситуации в поле. Ситуация может двадцать раз меняться от атаки к обороне, и чем быстрее команда способна менять свои действия, тем она мощнее и интереснее играет. Я считаю, что сегодня самый актуальный момент – передним игроком мы должны от середины атаку свести на борт. Но у нас тактика 1–2–2, значит двое нападающих берут свои края, и два защитника играют “горизонталку”. Это очень большая ошибка. Почему? – Если два крайних взяли свои края, то центральный выдвинется вот сюда (показывает на схеме), и если два защитника, то у нас получается практически голая дыра. Актуальный момент, если здесь родилась атака. Либо защита переходит вот сюда, и получается усиление по линии центральной оси, потому что движение от центра к краю гораздо быстрее. Здесь уже схвачено, поэтому три игрока имеют право играть. Это называется “горизонталка”. Далее пошел игрок с шайбой, крайний прихвачен. Эта тактика предполагает насыщение обороны, для того чтобы игрока с шайбой поймать, когда игрок начинает делать заброс. Шайба с броска может лететь сюда, сюда. Если ее бить выгодно, оборона будет играть ближе к середине, а наш крайний будет бежать вот здесь прямо. Уйдет шайба в середину, окажется и защита в середине. А если шайба в борт отскочила? Стоит также такой вопрос как забивание шайбы за воротами. Необходима универсализация игроков.

Еще один момент, который я считаю очень актуальным. Вот точка вбрасывания. Игрок, который пошел в атаку, касается красной линии и должен развернуть плечи перпендикулярно воротам. Почему? Надо перейти на точку вбрасывания. Если он бежит только тут, то под ним защитник. Бежит в точку вбрасывания, вбегает защитник сюда вот. Он не пустил его в середину, здесь закрутился и нападающий. Если вы внимательно следили за финальными играми, то видели, что ни Евгений, ни Александр Корешковы, ни Лапин – никто не пошел в углы, они вообще в углы не ходят. Они вот здесь заходят, вот здесь притормаживают, но у них развернут корпус с клюшкой в сторону игры. Сюда они не ходят.

Игрок с правого фланга в большинстве своем играет на левом борту. Вот он пошел по левому флангу. Дуга у нападающего длиннее, у защитника короче. А раз ты пошел вбок, то ты себе ограничил возможности. Ну в середину ты можешь сыграть передачей, броском. Вот здесь у тебя 100% возможностей, а здесь – только 25%.

В чем секрет сине-голубых? – Нападающий всегда идет в противоборство с защитником. Задача нападающего – выйти на те позиции, откуда забивают по воротам. Задача защитника – не пустить его сюда. Но если нападающий не идет к воротам, он в середине, то он просто-напросто играет на защиту. Но если он из четырех выездов два раза выйдет в середину, то это уже опасно. Для роста мастерства нужны постоянные усилия. Где твоя полезность, где ты можешь себя использовать на все 100%? Зачем ты гонишь себя в угол, где ты всего лишь на 25% полезен? В хоккее беда – навыки: надо сотни раз повторить движение, прежде чем он превратится в навык.

Если мы сегодня посчитаем, то от общего времени тренировки моторно-двигательная занимает всего 8–10 мин. И если 90 мин, то у нас будет 15 мин на предтренировочные занятия, 75 мин – это тактические и технические навыки правильной игры. Если их не будет, то получим человека, который играет спонтанно, непонятно, куда он идет.

Догонять надо, работать на порядок какой-то. Правильное открывание одного игрока позволяет этих двух свести и открыть зону для правильной работы. Дальше делаем заброс, выиграли заброс. Самое главное – надо шайбу так оторвать от борта, чтоб ее игрок не перехватил. Каким образом это осуществимо? Надо научиться крутиться восьмерками и шайбу прятать, подставлять плечо. Вот здесь меня атакует защитник, я ему ставлю плечо, шайбу отдаю вот сюда. И самое главное – я поставил ногу, шайбу увел, он мне клюшкой шайбу выбить не может. Я чувствую, что он мне перекрывает, но я спас ситуацию и сохранил шайбу. В команде Уфы – оголтелые мальчишки без головы. Я их на репетиции клюшкой охаживал. Как только вытянет руки вперед – я ему по рукам: убирай, прячь руки, подставляй бедро, и он стал работать восьмеркой и секунд на 15 стал правильно двигаться, сохранял шайбу и стал казаться умелым игроком, его потом даже пригласили в сборную. Но он совершенно не умеет пасовать – это следующий этап его развития как хоккеиста.

Что такое кегль, и как его ставить игроку? Я считаю, что сначала нужно знать, что такое технология кегля. Раньше игрок мягко принимал шайбу с отступающим движением. Я голову опустил и не вижу, куда пасовать. Значит, стоит вопрос о правильности приема шайбы, руки должны быть развернуты. В периферии – шайба. Ты принимаешь, чуть-чуть накатываешься. Удар с длинным замахом по шайбе – я опять говорю о биомеханике движения, это очень важный фактор. Как только завел клюшку высоко, у тебя сразу пошла голова на клюшку. Твоя голова должна зафиксировать, в каком положении у тебя клюшка: может, она у тебя перевернулась, и хочешь, не хочешь, а голову отведешь. Но раз голову отвел и бьешь по шайбе, ты не видишь противника, а тот подойдет и клюшку сунет, шайба – в клюшку, и атака сорвана. А, может, бить не надо, а надо пасануть. Но если я с поднятой головой делаю замах, то у меня и шайба, и клюшка в поле зрения, и впереди все вижу. Значит, ко мне нападающий не полезет, потому что я пас отдам. Он побоится идти в мое пространство, в котором я себя чувствую нормально.

Ты делаешь эту ситуацию, вплоть до скандала с игроком, ты выкручиваешь его, чтобы он постоянно повторял ее до десятка раз, до автоматического заучивания. И когда анализируешь неправильные ходы игрока вместе с ним, то фразы “я думал, я хотел” – это неправильные фразы. Думают у нас Карпов и Каспаров, а хоккеист должен соображать. Помните, как раньше в команде игрока подкалывали, и если он не смог парировать, то становился объектом насмешек для всей страны. Смысл такой: раз игра такая быстрая, что в доли секунды надо принимать решения, то если ты не смог ответить на такую-то подковырку, то грош тебе цена как игроку – ты соображаешь туго.

Работать надо обязательно с конфликтными ситуациями. И как же ты его заставишь работать, если с ним не создашь конфликт? А сегодня пришли тренеры, которые говорят: “Мы – демократы”. – Пожалуйста, но я так и не понял, кто такие демократы. Когда стали бороться две команды, приблизительно равные по весу, побеждал нерусский: вес его команды был тяжелее. Я вам скажу прямо, ласкать не нужно. Старый тренерский цех – это сильнейшие мужики, которые все грамотно понимают. Я столкнулся с тренерами нового поколения, начинаю с ними разговор: “Ты помнишь, что делал Тихонов когда пришел в ЦСКА? Ты пришел в первую команду, что ты сделал такого, чтобы тебя признали?” – Ничего. Ты уже проиграл. “Тарасов выигрывал 17 раз. Что он делал, когда 16 раз выиграл, какие были разговоры?”. – Молодой тренер и этого не знает. Я считаю, что хоккей – серьезный предмет, который требует досконального знания его истории.

Мы сегодня сталкиваемся с тем, что играем 20 игр в подготовительном периоде, сжигаем организм за бесплатно. Мы уже были готовы играть, финны смеются, оказывается мы должны были месяц тренироваться. Я на Тренерском совете подсел: всего у нас представляете, 105 игр в сезоне: 20 подготовительных, 60 официальных, 4 по 3 игры, плей-офф до 15 игр. Да после этих игр какие придут игроки, и какая сборная успешно сыграет?

Люди, которые поставлены над хоккеем, у них самая наплевательская позиция – они игрока не любят. Хоккей – это прежде всего игрок. За игрока нужно болеть. Сейчас получается что те, кто игру готовят, – те идут впереди игроков. Дали тебе работу тренера, если совершил ошибки мы тебя сняли и забыли. Игрок приходит защищенный, у него контракт, агенты. Почему сегодня в Управлении хоккея, принимая контракты игроков, не закрепляют пункт о том, что если ты там напился, упал и не проснулся, вовремя не пришел – то ты виноват, иди гуляй?

Далее. Сейчас налицо дикое несоответствие между контрактом игрока и его игрой. Мы стали заложниками игроков, они нам диктуют, как они хотят жить. Не мы руководители. Получается как? Менеджер, председатель набрал какую-то сумму и говорит: иди, играй. Чтобы управлять, надо иметь игроков, а если ты не имеешь, чем управлять – что тогда? Нет обратной связи. Я спускаю приказ, а он уходит в сторону, он возвращается ко мне. Если я ставлю игрока перед фактом: у тебя показатели плохие, могут быть проблемы с выплатой денег, то он бежит к председателю. Тот нормальный мужик, только денег много получает. Он пропустит, игрок получит, а часть денег отдаст председателю. Спрашивается, что я здесь делаю?

А затем – календарь. Он никогда не был прерогативой президента клуба. Президент в кабинете сидит, а мы с командой летаем по стране, и, наверное, лучше знаем, какой календарь нужен.

Что такое бросок, и как его можно тренировать? Я считаю, что самое сильное тренажерное средство – это отжимание с хлопком, оно развивает и взрывную силу, и мощность броска, и саму кисть. Накручивание с блином, с грифом – это все ерунда.

Для того чтобы поднять скорость надо использовать прыжки через барьеры – это самое эффективное средство. Как только человек перестает прыгать через барьеры, он обязательно сядет в процессе сезона и не даст результата. Другая причина снижения техники – игроки сами спускаются. В “Локомотиве” еще даже и не объявляли причину, по которой чемпионы оказались на 8-м месте. Через прессу президента обвиняли в чем? – В том, что он президент. Вот говорят, я диктатный тренер. Что такое диктатный, что у меня – негры на плантациях? Какая может быть дружба между тренером и командой? Всю жизнь тренер гонял игроков, за спиной у тренера они его обсуждали: у-у-у, такой-сякой! Я просто знаю, что если какой-то игрок не выполнит необходимый объем работы, то завтра я не знаю, как он будет играть, он будет просто не готов.

Мальчишки хотят получать свои знания, дайте им эту возможность. Уйдет эта старая гвардия, с чем мы останемся? Ушли судьи, что вышло – провал. Сегодня играем плей-офф. А тут приходит Абрамович: ну, я же дал денег! У тренеров нет никакой защищенности ни перед президентом, ни перед владельцем клуба. Любой может выгнать нас с работы, и ничего ты не сделаешь, потому что он – сила! Поэтому я еще раз должен поставить вопрос о тренерских профсоюзах. Будет профсоюз – будет и защищенность.

Ю.В. Королев
оригинал статьи здесь

ВИДЕО
Возможности Центра
Матей Дубецки об оборудовании центра
Тренажер RapidShot
Диагностика Stride Power
Тренажер HST
Тренировки детей 2008 года
Центр Хоккейного Развития
Виталий Тимошенко в ЦХР
ПАРТНЕРЫ